24.11.2022      170      0
 

Защита наследственных прав ребёнка


Право на отказ от наследства и раздел наследства

Особый порядок реализации права на отказ от наследства и раздел наследства направлен на недопущение нарушения имущественных прав и интересов несовершеннолетнего. Достижение этой цели обеспечивается системным применением специальных норм наследственного права и общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о дееспособности граждан с учетом норм, регламентирующих деятельность органа опеки и попечительства и нотариуса.

По сложившемуся правопониманию отказ от наследства относится к сделкам, применительно к несовершеннолетнему это сделка, влекущая отказ от принадлежащих несовершеннолетнему прав. Хотя отказ не создает такого необходимого для односторонней сделки последствия, как обязанность для лица, его совершившего. Отказ от наследства может быть как в форме активного действия, так и путем бездействия – несовершения действий по принятию наследства. Бездействию (молчанию) наследника в данном случае закон придает правовое значение: такой наследник считается не принявшим наследство.

Отказ от наследства есть волеизъявление нежелания лица становиться собственником и означает прекращение принадлежащего гражданину права на наследство. В силу прямого указания пункта 4 статьи 1157 ГК РФ отказ от наследства, когда наследником является несовершеннолетний, допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Это положение не применяется к лицам, приобретшим полную дееспособность в связи с вступлением в брак до достижения 18-летнего возраста или эмансипацией. Употребление в статье слова “несовершеннолетний” буквально означает, что норма распространяется на детей, проживающих как в кровных, так и в замещающих семьях. Относительно первых А.В. Тузаева-Деркач пишет: в таком случае мнение родителей ребенка, считающих, что ему необходимо отказаться от принятия наследства, не является решающим для органа опеки и попечительства, создаются неоправданные препятствия в наследственных правоотношениях детей, имеющих живых родителей, не лишенных родительских прав, и нарушается “презумпция добросовестности” родителей.

Наследник, обладающий правом на обязательную долю в наследстве, может не принять эту долю, отказавшись от получения свидетельства о праве на обязательную долю в наследстве. В этом случае он подает заявление нотариусу о том, что с содержанием завещания ознакомлен, его право на обязательную долю в наследстве ему разъяснено, но он не намерен воспользоваться данным правом. Наследник вправе выразить желание выдать ему свидетельство о праве на обязательную долю в наследстве в размере меньше причитающейся ему доли. Данные возможности означают осуществление наследником своего возникшего субъективного права. Подобные заявления законных представителей несовершеннолетних могут быть приняты нотариусом только при наличии соответствующего разрешения органа опеки и попечительства. Осуществление отказа от наследства не связано с правом наследника на получение свидетельства на наследство по иным основаниям.

Орган опеки и попечительства ни при каких обстоятельствах не может дать отрицательный ответ на решение законных представителей совершить отказ от права. Верховный Суд РФ еще в решении от 15.08.2007 N ГКПИ07-737 разъяснил, что нотариально засвидетельствованный отказ является достаточной мерой защиты интересов несовершеннолетнего сособственника, так как действует презумпция добросовестности родителей, которым нотариусом разъясняются последствия отказа.

Отказаться от наследства целесообразно, если наследство не принесет выгоды несовершеннолетнему или его принятие приведет к непосильному бремени его содержания. Даже тот факт, что обязанности по содержанию имущества исполняются законными представителями за их счет, в частности оплата жилищно-коммунальных услуг, не всегда оправдывает принятие наследства несовершеннолетним.

Несовершеннолетний наследник, совершивший отказ от наследства, уже не может претендовать на причитавшуюся ему долю или требовать отзыва своего заявления об отказе от наследства. Совершая отказ от наследства, несовершеннолетний, таким образом, отказывается от наследственных прав в отношении конкретного имущества, но это не лишает его права наследовать за другими наследодателями, поскольку совершить отказ от конкретного наследства можно, а отказаться от права наследования как личного права, заложенного как часть правоспособности гражданина, нельзя.

Наследственное имущество, которое находится в общей долевой собственности двух или нескольких наследников, может быть разделено по соглашению между наследниками.

При наличии среди наследников несовершеннолетних в целях охраны их имущественных прав часть 1 статьи 1167 ГК РФ имеет отсылку к статье 37 ГК РФ, а по сути, к ее пункту 2 и является частным случаем защиты имущественных прав лиц, не обладающих дееспособностью в полном объеме. Отсылка является юридико-техническим приемом, поэтому часть 1 статьи 1167 ГК РФ не устанавливает никаких особых правил, отличных от общих условий совершения соответствующих сделок. Она означает, что законные представители не могут осуществлять свои полномочия при разделе наследства, в котором имеется доля представляемого несовершеннолетнего, без предварительного разрешения органа опеки и попечительства. В противном случае не было бы необходимости устанавливать ссылку на статью 37 ГК РФ, положения которой должны иметь приоритет по отношению к части 1 статьи 1167 ГК РФ, устанавливающей порядок привлечения органа опеки и попечительства к заключению соглашения, затрагивающего интересы несовершеннолетних.

В соответствии с частью 2 статьи 1167 ГК РФ о составлении соглашения о разделе наследства и о рассмотрении в суде дела о разделе наследства должен быть уведомлен орган опеки и попечительства.

Суд должен известить орган опеки и попечительства о процессе по разделу наследства при подготовке дела к судебному разбирательству. В противном случае рассмотрение в суде дела о разделе наследства без уведомления органа опеки и попечительства является основанием для отмены решения суда. В Кассационном определении Амурского областного суда от 27.01.2012 по делу N 33-278/2012 отмечено:

“…необходимость уведомления органа опеки и попечительства о рассмотрении в суде дела о разделе наследства является процессуальной нормой, которая гарантирует защиту прав несовершеннолетних лиц при рассмотрении дела в суде, дает возможность органу опеки и попечительства выступить в гражданском процессе в качестве лица, участвующего в деле”.

Неуведомление органа опеки и попечительства о составлении соглашения не является самостоятельным основанием для признания соглашения о разделе недействительным. Однако закон допускает недействительность соглашения (сделки), если нарушаются имущественные права и интересы несовершеннолетнего наследника.

Санкционирование органа опеки и попечительства нужно тогда, когда раздел наследства ведет к уменьшению имущества несовершеннолетнего, например, если при заключении соглашения или мирового соглашения о разделе наследственного имущества наследники производят раздел наследства не в соответствии с причитающимися им размерами долей по закону. Участие законных представителей в суде по делам несовершеннолетних обеспечивается гражданско-процессуальным законодательством.

Предписание о том, что к соглашению о разделе применяются правила ГК РФ о форме сделок, позволяет считать соглашение сделкой, а значит, на соглашение распространяется пункт 3 статьи 37 ГК РФ. Практике известен случай, когда отец малолетнего ребенка обратился в орган опеки и попечительства за разрешением на раздел наследства между ним и его малолетним сыном (наследниками первой очереди по закону) путем совершения мены долями в праве на недвижимое имущество, что позволило бы малолетнему сыну стать единоличным собственником трехкомнатной квартиры, а родителю приобрести единоличное право собственности на однокомнатную квартиру.

Орган опеки и попечительства отказал родителю в выдаче разрешения на совершение данной сделки, ссылаясь на пункт 3 статьи 37 ГК РФ, не предусматривающий совершение сделок между близкими родственниками. В связи с этим отец ребенка, действуя за себя и в интересах сына, обратился в суд с иском к органу опеки и попечительства о разделе наследственного имущества.

Суд первой инстанции не усмотрел нарушений прав несовершеннолетнего и признал возможным раздел наследственного имущества. Орган опеки и попечительства обратился с апелляционной жалобой. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда не нашла оснований для отмены решения суда первой инстанции и указала в своем Апелляционном определении, что “положения правовых норм, на которые ссылается ответчик, не исключают право заинтересованного лица, находящегося в ситуации необходимости осуществить раздел наследственного имущества, обратиться в суд с соответствующим иском, по результатам которого с привлечением органа опеки и попечительства суд разрешает дело по существу”, а довод ответчика о невозможности в силу прямого запрета положениями статей 37, 1165, 1167 ГК РФ производства раздела наследственного имущества между истцом и его несовершеннолетним сыном признан судом необоснованным.

Отказ органа опеки и попечительства был основан на положении о том, что к сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные пунктами 2 и 3 статьи 37 ГК РФ. Суд же фактически исключил действие запрета и решил, что предложенный вариант не влечет за собой уменьшение состава и стоимости наследственного имущества и не нарушает права несовершеннолетнего, таким образом, не является гражданско-правовой сделкой, влекущей ущемление прав несовершеннолетнего – Апелляционное определение Московского городского суда от 28.11.2012 по делу N 11-25886. Данное решение позволяет констатировать ряд важных выводов.

  • Во-первых, соглашение по своей правовой природе – это не сделка в прямом ее смысле. Нормы о сделках используются лишь в целях правоприменения.
  • Во-вторых, орган опеки и попечительства должен обеспечивать защиту прав несовершеннолетнего при разделе наследства, в результате которого происходит уменьшение объема принадлежащих ему прав или их прекращение.

В целях соблюдения прав и законных интересов несовершеннолетних как лиц, не обладающих полной дееспособностью, закон предусматривает дополнительные меры защиты, исключая абсолютную самостоятельность законных представителей в обладании полной распорядительной властью над субъективными имущественными правами несовершеннолетнего наследника.


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *